Народные сказки



"Брат - весельчак"


Была когда-то большая война, и когда она окончилась, много солдат вышло в отставку. Получил и Брат-Весельчак отставку и в придачу всего лишь солдатский хлебец и четыре крейцера деньгами; с тем и пустился он в путь-дорогу.
   
   А сидел у дороги святой Петр в образе нищего. Когда Брат-Весельчак проходил мимо, стал нищий милостыню у него просить; А тот отвечает:
   
    — Милый мой нищий, что же мне тебе подать? Был я в солдатах и вот получил отставку, и есть у меня всего-навсего один лишь хлебец солдатский да четыре крейцера денег; как истрачу их, придется мне тоже, как и тебе, милостыню просить. Но все ж таки я тебе что-нибудь подам.
   
    Разделил он хлебец на четыре части, дал апостолу часть да еще крейцер деньгами. Поблагодарил его святой Петр и пошел себе дальше, уселся опять в образе другого нищего у дороги, где проходил солдат.
   
   Подошел солдат, а тот попросил опять, как и в прошлый раз, подать ему милостыню. Ответил Брат-Весельчак то же самое, что и тогда, и дал ему снова четверть хлебца да крейцер деньгами.
   
   Поблагодарил святой Петр, пошел себе дальше и сел в третий раз у дороги, в образе другого нищего, и попросил у Брата-Весельчака милостыню. Подал ему Брат-Весельчак и в третий раз четверть хлебца да третий свой крейцер.
   
   Поблагодарил его святой Петр, и Брат-Весельчак пошел дальше, и осталось у него всего лишь хлеба краюшка да один крейцер деньгами. Вот и зашел он с этим в харчевню; хлебец поел, а на крейцер велел подать себе пива. Закусил он и двинулся дальше, а ему навстречу опять святой Петр в образе отставного солдата и говорит ему:
   
    — Здорово, товарищ! Не дашь ли мне хлеба кусок да крейцер, чтоб выпить маленько?
   
    — Где ж мне взять их? — ответил Брат-Весельчак. — Получил я отставку да хлебец солдатский и четыре крейцера деньгами. Повстречал по дороге трех нищих, дал каждому из них по четверти хлебца да деньгами по крейцеру. Последнюю краюшку я в харчевне съел, а на последний крейцер немного выпил. Теперь у меня в кармане пусто, и если у тебя тоже нет ничего, то, пожалуй, пойдем вместе с тобой милостыню просить.
   
    — Нет, — ответил святой Петр, — вот этого как раз и не требуется: я малость знаком с лекарским ремеслом и заработать себе смогу, сколько мне будет надо.
   
    — Да, — сказал Брат-Весельчак, — но в этом деле я ничего не смыслю, и выходит, что придется мне милостыню идти просить одному.
   
    — Ну, а ты ступай со мной вместе, — сказал святой Петр, — если я что заработаю, дам тебе половину.
   
    — Это дело для меня подходящее, — сказал Брат-Весельчак.
   
    И вот пошли они вместе. Подошли они к одному крестьянскому дому и слышат там плач и крик; вошли они в дом, а лежит там человек тяжело больной и уже при смерти; его жена причитает и плачет навзрыд.
   
    — Брось плакать и причитать, — сказал святой Петр, — я готов твоего мужа вылечить. — Достал он из кармана мазь и вмиг исцелил больного; тот мог встать и стал совершенно здоров. Вот муж с женой и говорят на радостях:
   
    — Как же нам вас отблагодарить? Что дать вам за это?
   
    Но святой Петр принять ничего не пожелал; и чем больше его упрашивали, тем он больше отказывался. Тут Брат-Весельчак толкнул святого Петра и говорит:
   
    — Да возьми ты что-нибудь, ведь нам пригодится.
   
    Принесла, наконец, крестьянка ягненка и говорит святому Петру, чтобы он его взял, а тот брать не хочет. Тут Брат-Весельчак отвел его в сторону и говорит:
   
    — Да бери ты, глупый черт, нам-то ведь пригодится.
   
    И сказал, наконец, святой Петр:
   
    — Ну, ягненка я возьму, но нести его не буду; если хочешь, то неси его сам.
   
    — Да дело это нетрудное, — сказал Брат-Весельчак, — уж я его понесу, — и он взвалил ягненка себе на плечи. Пошли они дальше и пришли в лес. Стало Брату-Весельчаку трудно нести ягненка; был он голоден и говорит святому Петру:
   
    — Погляди, вот и местечко красивое, здесь мы могли бы ягненка сварить и съесть.— Что ж, я согласен, — отвечал святой Петр, — но стряпать я не умею. Если хочешь варить, то вот тебе и котел, а я, пока мясо сварится, пойду погуляю. Но ты не смей начинать есть, пока я не вернусь, а приду я вовремя.
   
    — Ну, ступай себе, — сказал Брат-Весельчак, — я уж управлюсь, сварить его сумею.
   
    И святой Петр ушел, а Брат-Весельчак зарезал ягненка, развел костер, бросил мясо в котел и начал варить. Был ягненок уже готов, а апостола все нету. Вытащил тогда Брат-Весельчак ягненка из котла, разрезал его и нашел сердце.
   
    — Это, пожалуй, самое вкусное, — сказал он, попробовал его и, наконец, съел его все. Воротился святой Петр и говорит:
   
    — Можешь съесть всего ягненка, а я съем одно только сердце, дай мне его.
   
    Взял Брат-Весельчак нож и вилку и сделал вид, будто усердно ищет его в мясе, но никак не может найти. Наконец, не долго думая, говорит:
   
    — Тут его нету.
   
    — Ну, а куда ж оно могло деться? — спрашивает апостол.
   
    — Это уж я не знаю, — ответил Брат-Весельчак. — Но ты только подумай, какие мы с тобой оба дураки: ищем у ягненка сердце, а никому из нас и в голову не придет, что у ягненка-то ведь сердца не бывает!
   
    — Э, — сказал святой Петр, — да это ты что-то выдумываешь! Ведь у каждого животного имеется сердце, почему ж не быть ему и у ягненка.
   
    — Нет, братец, так оно и есть, нет у ягненка сердца. Ты только как следует поразмысли и сообрази, что и вправду нет у него сердца.
   
    — Ну, ладно, — сказал святой Петр, — раз нет сердца, так мне тогда ничего и не надо, можешь всего ягненка сам съесть.
   
    — Ну, чего сейчас не доем, то возьму с собой в ранец, — сказал Брат-Весельчак. Съел половину ягненка, а остальное себе в ранец засунул.
   
    Пошли они дальше, и сделал святой Петр так, что через дорогу, по которой им надо было проходить, вдруг стала протекать большая река. Святой Петр и говорит:
   
    — Ступай ты вперед.
   
    — Нет, — говорит Брат-Весельчак, — иди ты вперед, — а сам подумал: «Если он не перейдет реку, я тут останусь».
   
    Вошел святой Петр в воду, и была она ему всего лишь по колено. Собрался и Брат-Весельчак переходить вброд, и вдруг река стала глубже, и вода оказалась ему по самую шею. Тут он как закричит:
   
    — Братец, помоги мне!
   
    А святой Петр и говорит:
   
    — А ты готов сознаться, что ты съел сердце ягненка?
   
    — Нет, — ответил он, — я его не ел.
   
    И стала тогда вода прибывать и дошла ему до самого рта.
   
    — Помоги мне, братец! — завопил солдат.
   
    А святой Петр и говорит ему опять:
   
    — А ты готов сознаться, что ты съел сердце ягненка?
   
    — Нет, — ответил он, — я его не ел.
   
    Но святому Петру все-таки не хотелось, чтоб солдат утонул, и повелел он воде схлынуть и помог ему перейти.
   
    Пошли они дальше и пришли в одно королевство; услыхали они там, что королевна лежит больная, при смерти.
   
    — Хо-хо, братец, — говорит солдат святому Петру, — вот уж будет нам добыча и на веки вечные хватит.
   
    И казалось ему, что святой Петр идет недостаточно быстро.
   
    — Ты, братец любезный, шагай повеселей, ноги подымай повыше, — говорит он ему, — чтобы явиться нам как раз вовремя.
    А святой Петр шел все медленней, как его Брат-Весельчак ни гнал, ни подталкивал; и услыхали они, наконец, что королевна уже умерла.
   
    — Вот тебе и на, — говорит Брат-Весельчак, — а все это из-за того, что ты шел будто спросонок.
   
    — Да ты успокойся, — ответил святой Петр, — я в силах не только больных врачевать, но могу и мертвых воскрешать.
   
    — Ну, ежели так, — сказал Брат-Весельчак, — это мне нравится, тут по крайней мере заработаем мы с тобой целых полкоролевства.
   
    Пришли они в королевский замок, и были там все в великой печали; но святой Петр объявил королю, что он готов его дочь воскресить. Привели его к ней, а он и говорит:
   
    — Принесите мне котел с водой.
   
    Принесли ему котел с водой, и велел он, чтоб все вышли, и позволил остаться с ним одному лишь Брату-Весельчаку.
   
    Потом разрезал он покойницу на куски, бросил их в воду, развел огонь под котлом и начал варить. Отвалилось от костей мясо, вынул он белые кости, положил их на стол в надлежащем порядке.
   
   Только он это сделал, вышел и трижды промолвил: «Во имя пресвятой троицы, мертвая, встань». Только он это сказал в третий раз, поднялась королевна — живая, здоровая и красивая. И был король по этому случаю в великой радости и сказал святому Петру:
   
    — Требуй от меня награду, и если то будет даже половина моего королевства, я ее тебе отдам.
   
    Но ответил святой Петр:
   
    — Я за это ничего не хочу.
   
    «Ох, ты дурень какой!» — подумал Брат-Весельчак, отвел своего товарища в сторону и говорит:
   
    — Не будь ты, однако, таким дураком; если ты ничего не хочешь, то ведь мне что-нибудь да надо.
   
    Но святой Петр не пожелал себе ничего; а король заметил, что другому из них хочется что-нибудь получить, и он велел своему казначею насыпать ему полный ранец золота.
   
    Пошли они дальше. Пришли в лес, вот святой Петр и говорит Брату-Весельчаку:
   
    — Давай теперь золото делить.
   
    — Ладно, — ответил солдат, — давай делиться.
   
    И поделил святой Петр золото, но разделил его на три части.
   
    Подумал Брат-Весельчак: «Что это у него заскок в голове случился? Делит все на три части, а нас-то ведь двое».
   
    Но святой Петр сказал:
   
    — Вот я разделил правильно: одна часть мне, другая тебе, а третья часть тому, кто съел сердце ягненка!
   
    — О, да ведь это же я его съел! — ответил Брат-Весельчак и быстро сгреб золото себе в карман, — уж в этом ты мне поверь.
   
    — Как же так, — сказал святой Петр, — ведь у ягненка-то сердца нету?
   
    — Э, да ты что, братец, как это ты соображаешь! Ведь у ягненка, как и у всякого другого животного, сердце имеется; отчего бы ему одному не иметь его?
   
    — Ну, ладно уж, — сказал святой Петр, — получай золото ты один, но больше оставаться с тобой я не хочу, пойду теперь я один.
   
    — Как хочешь, любезный братец, — ответил солдат, — счастливой тебе дороги.
   
    И пошел святой Петр другим путем, а Брат-Весельчак подумал: «Да оно и к лучшему, что он от меня убрался, удивительный, надо сказать, святой».
   
    И хотя у солдата денег было достаточно, но обращаться он с ними не умел, порастратил, пораздарил их, и спустя некоторое время у него опять ничего не оказалось.
   
   А пришел он в то время в одну страну и услыхал, что там умерла королевна. «Хе-хе, — подумал он, — будет мне удача, я ее воскрешу и уж велю уплатить себе как следует».
   
   Явился он к королю и предложил ему воскресить умершую. А король слышал, что ходит какой-то отставной солдат и воскрешает мертвых, и подумал, что Брат-Весельчак и есть тот самый человек; но так как он ему не доверял, то спросил сперва у своих советников, и те сказали, что он может рискнуть, — все равно, мол, дочь его мертвая.
   
    Вот велел Брат-Весельчак налить в котел воды и всем из комнаты выйти. Разрубил он умершую королевну на части, бросил их в воду, развел огонь так же, как, видел он, делал это святой Петр.
   
   Начала вода кипеть, и отвалилось мясо, вынул он из котла кости и разложил их на столе; но он не знал, в каком порядке их класть, и все их перепутал. Стал он перед костями и говорит: «Во имя пресвятой троицы, мертвая, встань!»
   
   Проговорил он это трижды, но кости никак не пошевелились. Произнес он тогда эти слова еще трижды, но все было понапрасну.
   
    — Ну, чертова девка, вставай, — крикнул он, — а не то тебе плохо придется!
   
    Только он это вымолвил, как вдруг влезает в окошко святой Петр в прежнем образе отставного солдата и говорит:
   
    — Эй, нечестивец, ты что это тут затеял? Как может мертвая встать, если ты все кости у ней перепутал?
   
    — Любезный братец, да я ведь старался, как мог, — ответил он.
   
    — Ну, на этот раз я тебя из беды выручу; но должен тебе сказать, что если ты еще затеешь что-нибудь подобное, попадешь в большую беду. А кроме того, не смей ты просить или брать что-нибудь у короля.
   
    Сложил святой Петр кости в должном порядке и трижды промолвил:
   
    «Во имя пресвятой троицы, мертвая, встань», — и королевна встала, и была здорова и так же прекрасна, как прежде. Вышел потом святой Петр снова через окошко.
   
   Обрадовался Брат-Весельчак, что все так хорошо обошлось, но досадно ему стало, что не должен он ничего брать. «Хотелось бы мне знать, — подумал он, — что это у него за такие причуды, — одной рукою дает, а другой отбирает; нету в этом никакого смысла».
   
   Предложил король Брату-Весельчаку просить у него, что он пожелает. Солдат не мог ничего принять, но все-таки хитростью и намеками он устроил так, что король велел отсыпать ему полный ранец золота, с тем и отправился он дальше. Выходит солдат, а у ворот стоит святой Петр и говорит:
   
    — Ишь, что ты за человек, ведь я же тебе запретил что-либо брать, а ты вот полный ранец золота набрал!
   
    — А я-то при чем, — ответил Брат-Весельчак, — если мне его сунули.
   
    — А я тебе говорю, чтобы ты в другой раз подобных вещей не делал, а не то плохо тебе придется.
   
    — Э, брат, да ты уж об этом не беспокойся: теперь есть у меня золото, чего мне сейчас перемываньем костей заниматься!
   
    — Да, — сказал святой Петр, — но долго ли золото продержится! А чтоб ты не вступал опять на неуказанный путь, дам я твоему ранцу силу, чтобы все, чего ты ни пожелаешь, в нем и оставалось. Прощай, теперь меня больше не увидишь.
   
    — С богом! — сказал Брат-Весельчак, а сам подумал: «Я рад, что такой чудаковатый малый уходит, уж вслед за ним я не поплетусь». А про волшебную силу ранца он и думать перестал.
   
    Побывал Брат-Весельчак со своим золотом повсюду; все его проиграл, просадил, поистратил, как и в первый раз. И осталось у него под конец денег всего лишь четыре крейцера.
   
   Проходил он как-то мимо харчевни и подумал: «Ну, конец моим денежкам» — и велел подать себе на три крейцера пива и хлеба на крейцер. Вот сидит он себе и пьет, а сам чует запах жареных гусей.
   
   Посмотрел-поглядел Брат-Весельчак кругом и видит, что хозяин двух гусей в духовке оставил. Вспомнил он тут, что говорил ему однажды его товарищ: если пожелает он что в ранце иметь, то у него и будет.
   
    «Э, надо бы это на гусях испробовать!» Он вышел и говорит за дверьми:
   
    — Хочу, чтоб два жареных гуся из духовки в ранец ко мне попали.Только он это вымолвил, открывает ранец, смотрит — лежат в нем два гуся.
   
    — Ох, это хорошо! — сказал он. — Ну, теперь я буду парень не промах, — он пошел на лужок и достал из ранца свое жаркое.
   
   Только начал он его уплетать, а в это время проходило двое мастеровых, и они поглядели на нетронутого целого гуся голодными глазами. Подумал Брат-Весельчак: «С меня и одного хватит», — подозвал он парней к себе и говорит:
   
    — Ну нате, берите гуся и ешьте за мое здоровье.
   
    Поблагодарили они и пошли с гусем в харчевню; велели подать себе полбутылки вина и хлеба, вытащили дареного гуся и принялись за еду. Смотрит хозяйка и говорит своему мужу:
   
    — Там вон двое гуся едят; погляди-ка, не тот ли это самый, что был у нас в духовке.
   
    Побежал хозяин, видит — а в духовке-то пусто.
   
    — Ишь, какой воровской народ, на даровщинку есть гусей собираются! Сейчас же платите, а не то я вам прутьями бока начешу.
   
    А те двое и говорят:
   
    — Мы вовсе не воры, гуся подарил нам на том вон лугу один отставной солдат.
   
    — Да вы мне головы не морочьте! Солдат здесь и правда был, но ушел он, как человек честный, за ним я следил. Вы — воры и должны платить.
   
    Но им уплатить было нечем, — взял тогда хозяин палку и выгнал их из харчевни.
   
    А Брат-Весельчак шел себе своею дорогой и пришел в одно место, где стоял красивый замок, а рядом с ним была плохая харчевня. Зашел он в ту харчевню, попросился переночевать, но хозяин ему отказал и объяснил:
   
    — Места у меня больше свободного нету, дом полон знатных гостей.
   
    — Вот так странное дело, — сказал Брат-Весельчак, — идут к вам, а не в богатый замок.
   
    — Да, — ответил хозяин, — есть тому причина: кто ни пробовал в том замке поспать одну ночь, тот живой назад не возвращался.
   
    — Что ж, если другие пробовали, — сказал Брат-Весельчак, — то и я хочу попробовать.
   
    — Нет, вы лучше это дело бросьте, — сказал хозяин, — а то головой поплатитесь.
   
    — Да, но ведь не сразу же и головой-то платиться, — сказал Брат-Весельчак, — вы мне только дайте ключи да еды повкусней и что-нибудь выпить.
   
    Дал ему хозяин ключи, еды да питья, и пошел с тем Брат-Весельчак в замок; поел он вкусно и спать ему захотелось; лег на землю, кровати там не было.
   
   Вскоре он заснул, а ночью разбудил его страшный шум. Просыпается, видит — в комнате девять страшных чертей, сошлись вокруг него и плясать начали. А Брат-Весельчак и говорит:
   
    — Пляшите себе, сколько вам влезет, а близко ко мне не подступайте.
   
    Но стали черти напирать все ближе и ближе, и вот почти лезут уже своими мерзкими ногами в лицо.
   
    — Потише, потише, чертовы привиденья, — сказал он; а те лезут, напирают все больше и больше. Разозлился тут Брат-Весельчак и как крикнет:
   
    — Эй, вы, а не то я живо наведу порядок! — выхватил ножку стула и кинул в самую их середину.
   
    Но девять-то чертей против одного солдата было чересчур многовато, и когда он колотил одного из передних, остальные хватали его за волосы и безжалостно их вырывали.
   
    — Черт возьми, — кричал он, — сейчас мне туго придется, но погодите! Все девять в мой ранец, марш!
   
   — И — раз-два — кинулись они туда;
   
   захлопнул он ранец и бросил его в угол.
   
   Стало вдруг тихо, и Брат-Весельчак улегся снова и проспал до самого позднего утра.Явился хозяин и тот дворянин, которому принадлежал замок, — хотелось им посмотреть, что тут с солдатом вышло. Увидали они его в полном здравии и веселым, удивились и спрашивают:
   
    — Что, разве вам духи ничего не сделали?
   
    — Еще чего не хватало! — ответил Брат-Весельчак. — Они все у меня уже в ранце. Вы можете теперь совершенно спокойно жить в своем замке; отныне ни один не будет там разгуливать.
   
   Дворянин поблагодарил его, наградил щедро и предложил остаться у него на службе, хотел его обеспечить на всю жизнь.
   
    — Нет, — ответил солдат, — я уж привык всюду бродить, пойду себе дальше.
   
    И ушел оттуда Брат-Весельчак, зашел по пути в кузницу и положил ранец с девятью чертями на наковальню и попросил кузнеца и его подмастерьев ударить как следует.
   
   Ударили те изо всех сил большими молотами, и подняли черти жалобный вой. Открыл солдат ранец, глядь — лежат восемь из них мертвые, и только один, тот, что сидел в складке, остался в живых. Вылез черт оттуда и направился опять в ад.
   
    Долгое время еще странствовал по свету Брат-Весельчак, и кто знает об этом, мог бы немало о том порассказать.
   
   Наконец стал он стар и подумал о смерти; вот направился он к одному отшельнику, известному своим благочестием, и говорит ему:
   
    — Я от странствий устал, хотелось бы мне попасть в царство небесное.
   
    Ответил отшельник:
   
    — Есть два пути: один из них широкий и приятный, он ведет в ад, а другой узкий и трудный — и ведет он на небо.
   
    «Был бы я дураком, — подумал Брат-Весельчак, — если бы вздумал идти узким и трудным путем».
   
    Он собрался и двинулся по широкой, приятной дороге и подошел, наконец, к большим черным воротам, а были то врата ада.
   
   Постучался в них Брат-Весельчак; выглянул привратник посмотреть и узнать, кто там такой. Увидал он Брата-Весельчака, испугался, а был это как раз тот самый девятый черт, что сидел у солдата в ранце и выскочил из него с синяком под глазом. Поэтому он быстро задвинул засов, побежал к старшему черту и говорит:
   
    — Стоит там один парень с ранцем за плечами, хочет сюда войти, но вы его ни за что не впускайте, а не то захочется ему весь ад в ранец упрятать. Был я однажды в том ранце, и здорово он меня молотом отколотил.
   
    И крикнули Брату-Весельчаку, чтоб проваливал он оттуда, что его, мол, сюда не пустят никак.
   
    «Если они не хотят, чтоб я у них был, — подумал он, — то надо мне будет посмотреть, не найду ли я пристанища себе на небе. Надо же мне где-нибудь да находиться».
   
    Повернулся он и отправился дальше; шел он, пока не пришел к вратам рая, и постучался туда. Святой Петр как раз в это время сидел на страже у врат. Брат-Весельчак его тотчас узнал и подумал: «Вот и нашел я старого дружка, здесь дело пойдет лучше».
   
    Но святой Петр сказал:
   
    — Ты что, хочешь на небо попасть?
   
    — Ты уж меня, братец, пусти, надо же мне где-нибудь да пристроиться. Если бы приняли меня в ад, то я сюда и не пришел бы.
   
    — Нет, — сказал святой Петр, — тебе сюда не войти.
   
    — Ну, раз не хочешь меня впускать, забирай тогда и свой ранец; раз так, то не хочу я иметь от тебя ничего, — сказал Брат-Весельчак.
   
    — Что ж, давай его сюда, — сказал святой Петр.
   
    Тогда солдат протянул ранец сквозь решетку на небо, а святой Петр взял его и повесил рядом со своим креслом.
   
    И говорит тогда Брат-Весельчак:
   
    — А теперь хочу я сам к себе в ранец попасть.
   
    Шмыг — и был он уже там и сидел теперь на небе, и пришлось святому Петру там его и оставить.



Обсудить на форуме




Подбор причесок