Сказки для детей



Всего статей: 77

1. Харчевня в Шпессарте

Много лет тому назад, когда дороги в Шпессартском лесу были еще плохи и по ним не так много ездили, шли по этому лесу два молодца.


2. История Альмансора

О господин! Те, что говорили передо мной, рассказывали диковинные истории, слышанные ими в чужих краях; к стыду своему, должен сознаться, что не могу рассказать ничего достойного вашего внимания.


3. Летучий корабль

Летучий корабль Жили-были мужик да баба. Жили они в любви и согласии. И был у них сынок Коля. Однажды Колина мать захворала неведомой болезнью и умерла. Погоревал мужик, погоревал, а потом опять женился, так как трудно ему было без жены с хозяйством управляться. Сперва Коле хорошо жилось. Мачеха любила его как родного сына. Но прошёл год-другой и будто кто-то подменил мачеху. Стала она донимать Колю разной работой да всё время ругать и попрекать. Наработается он за день, так устанет, что еле-еле до постели доберётся, а мачеха всё недовольна. Но Коля был добрый, терпел и никогда не жаловался отцу, чтобы не огорчать его. Так дожил он до пятнадцати лет. Как-то раз злая мачеха положила Коле в торбу чёрствых корок и послала его в лес по дрова. А до леса далеко идти было - десять вёрст с гаком. Шёл-шёл бедный мальчик, задумался о своём горьком житье, затужил и заплакал. Вдруг видит - подходит к нему седой старичок и говорит: - Здорово, сынок! Куда путь держишь? - Здравствуй, дедушка, - отвечает Коля. - Иду я в лес по дрова. - А что ты, сынок, плачешь? - Да как же мне, дедушка, не плакать? Горькое у меня житьё. Нет у меня родной матушки. А мачеха совсем заморила работой и впроголодь держит. И доброго слова от неё не слышу - одни только попреки. Вздохнул старик, покачал головой и говорит: - Вот оно что! Ну ладно, сынок. Давай сядем, отдохнём и поедим. Вынимай из торбы, что там у тебя есть. - Да ты, дедушка, и есть не станешь. У меня в торбе одни только чёрствые корки. - Ничего, давай, что есть. Сошли они с дороги и сели на травку. Сунул Коля руку в торбу и вынул не корки, что мачеха положила, а мягкий пшеничный каравай. Удивился он, а старик посмеивается: - Вот видишь, сынок, что у тебя в торбе было. А ты говорил, что не стану я есть. Смотрит Коля на хлеб и не знает, что сказать, а старик говорит: - Ешь, сынок. И я с тобой поем. Стали они есть. Давно Коля не ел такого вкусного хлеба. Наелся вволю. А от каравая ломоть остался. Положил он его в торбу, а в ней другой каравай. Ещё больше удивился Коля. А старик поблагодарил его за угощение и сказал: - Слушай, сынок, что я тебе скажу. Добрый ты парень, а живёшь худо. Хочу я тебе помочь. Ежели ты меня послушаешься, хорошо жить станешь. Ступай в лес и разыщи там поляну, на которой растёт большой дуб. Стукни по тому дубу три раза топором, а сам ложись ничком и лежи, покуда к тебе люди не подойдут. Начнут они тебе разные вещи предлагать, но ты не вставай и от всего отказывайся. А вот когда они спросят: "Не нужен ли тебе, молодец, летучий корабль?" - ты мигом встань и ответь: "Нужен мне летучий корабль!" Тут он и появится перед тобой. Садись в корабль, поднимай пaрус и отправляйся в престольный град. И кого ни увидишь по дороге, забирай с собой! Поблагодарил Коля старика. Потом они попрощались. Старик пошёл своей дорогой, а Коля в лес отправился. Отыскал он в лесу поляну, на которой большой дуб стоял. Ударил по нему три раза топором и лёг ничком на землю. Прошло немного времени, слышит Коля - подходят к нему люди и спрашивают: - Эй, молодец, не хочешь ли ты поесть? - Нет, не хочу, - отвечает Коля. - Может, тебе денег надо? - Нет, не надо. - Может, наряды дорогие хочешь? - И дорогих нарядов не хочу! Чего только не предлагали Коле неведомые люди, от всего он отказывался. Наконец, спросили его люди: - Не нужен ли тебе, молодец, летучий корабль? Тут Коля мигом вскочил на ноги и говорит: - Нужен мне летучий корабль! И сразу же появился перед ним летучий корабль. Сел Коля в корабль, натянул парус и полетел. Летит, летит, а сам всё на землю смотрит. Вдруг видит он - идёт по дороге мужик и несёт за спиной корзину с хлебом. Подлетел к нему Коля и спрашивает: - Куда ты, добрый человек, идёшь? - Иду в село за хлебом, проголодался я. - Да ведь у тебя за спиной полная корзина хлеба! - А мне этого хлеба - один раз куснуть! Подивился Коля - ну и прожорливый мужик! Вспомнил он наказ старика и говорит: - Садись, дяденька в корабль. Полетим в престольный град, там хлеба много. Согласился мужик. Полетели они дальше вдвоём. Летели, летели, видят - лежит на дороге мужик, прижался ухом к земле и слушает. Остановил Коля свой корабль и говорит: - Здравствуй, добрый человек! Что это ты делаешь? - Да вот слушаю, что в престольном граде люди говорят. - А мы как раз туда летим. Садись с нами! Согласился мужик. Полетел корабль дальше. Летели они, летели, видят - стоит на дороге стрелок и прицеливается, а кругом ничего не видно. Поздоровался с ним Коля и спрашивает: - В кого это ты целишься? Ведь никого поблизости нет. - А я по близкой цели не стреляю, - отвечает стрелок. - Я всё по дальним стреляю. Вот сейчас в престольном граде сидит на кресте колокольни муха. И хочу я, чтобы моя стрела попала этой мухе в правый глаз. - Неужто ты за столько вёрст муху разглядел? - Это что! - ответил стрелок. - Я ещё дальше вижу. - А мы как раз в столицу летим. Садись с нами! Согласился стрелок. Полетел корабль дальше. Летели они, летели, видят - по дороге человек на одной ноге скачет, а другая у него к уху привязана. - Здравствуй, добрый человек, - сказал Коля. - Что это ты на одной ноге скачешь? - А потому я скачу на одной ноге, - отвечает человек, - что, ежели на обе стану, за пять шагов весь свет обойду. А я не хочу. - Куда же ты идёшь? - В столицу. - Садись с нами! Сел человек в летучий корабль. Полетели они дальше. Летели, летели, видят - ходит по берегу озера какой-то мужик, будто что-то ищет. Подлетел Коля к нему и спрашивает: - Что ты тут ходишь и ищешь, добрый человек? - Пить хочу, - отвечает мужик, - да никак воды не найду. - Да ведь перед тобой целое озеро! Что же ты не пьёшь? - А много ли в нём воды?! Мне и на один глоток не хватит! - Тогда садись с нами! Мы в столицу летим. А она на большой реке стоит, напьёшься вволю! Сел мужик, полетели они дальше. Летели они, летели, видят - идёт мужик к лесу, а сам тащит на спине целую вязанку дров. Подлетел к нему Коля и спрашивает: - Почему же ты, добрый человек, несёшь дрова в лес? Ведь в лесу можно нарубить дров, сколько хочешь! А мужик отвечает: - Это дрова не простые, а волшебные. Ежели кто меня обидит, то я эти поленья на землю брошу, и появится непобедимое войско - тут тебе и пехота, и артиллерия, и кавалерия! - А не хочешь ли ты полететь с нами в столицу? Согласился мужик. Полетели они дальше. Повстречали ещё одного мужика. Идёт он и тащит мешок соломы. Поздоровался с мужиком Коля и спрашивает: - Куда это ты солому несёшь? - В село. - Неужто в селе соломы нет? - Есть, да не такая. Непростая у меня солома. Какая бы жарища не стояла, как бы солнышко не пекло, только раскидаю эту солому - сразу холодно станет, и всё вокруг инеем покроется. - Хочешь полететь с нами в престольный град? Согласился мужик. Полетели они дальше. Долго они летели, нет ли, но прилетели в столицу царства. А у царя этого царства была дочь-красавица. Когда Коля посадил свой корабль на площади, то весь город сбежался поглядеть на такое чудо. Как увидела царевна летучий корабль, захотелось ей покататься на нём. Пригласила она Колю во дворец и стала упрашивать: - Покатай меня на летучем корабле. Хочется мне поглядеть на столицу с высоты! А Коля говорит: - Покатаю я ту пригожую девицу, которая согласится замуж за меня выйти. Пошла царевна к отцу и говорит ему: - Очень мне хочется покататься на летучем корабле. А этот деревенщина хочет, чтобы я за это замуж за него вышла. Как же я, царевна, за крестьянина выйду? Надо что-то придумать. Стали царь с царевной думать и гадать, как завладеть летучим кораблём. И решили они погубить Колю хитростью. Вызвал царь Колю во дворец и говорит: - Ладно, согласен я выдать свою дочь за тебя замуж. Присылай сватов, а я им выставлю угощенье - сорок караваев и сорокаведерную бочку вина. Ежели они всё это в один присест съедят, отдам за тебя дочку, а нет - вот мой меч, твоя голова с плеч! Услышал всё это Слухало и рассказал товарищам. Приходит Коля из дворца, голову повесил, вздыхает. Хотел он было сесть в летучий корабль да и улететь из столицы подобру-поздорову. Но тут подошли к нему Объедало с Опивало и говорят: - Что ты, Коля, пригорюнился, или забыл про нас? Мы тебе поможем. Посылай нас сватать царевну! Обрадовался Коля и послал их во дворец. Пришли сваты во дворец, сели за стол. Объедало как принялся уплетать - все сорок караваев съел и ещё просит. А Опивало одним духом выпил сорокаведерную бочку вина и тоже ещё просит. Удивился царь. Никогда он ещё таких обжор и выпивох не видел. Пошёл к царевне, и стали они опять думать и гадать, как бы Колю со свету сжить. Придумали новую задачу. Вызвал царь Колю во дворец и говорит: - Отдам за тебя дочку, но сперва ты должен подарить ей обручальное кольцо. А кольцо это находится в дальнем царстве, за тридевять земель отсюда. Ежели ты за три часа не принесёшь это кольцо - прикажу отрубить тебе голову. Услыхал всё это Слухало и рассказал товарищам. Приходит Коля мрачнее тучи. Не знает, что и делать. Уж не лучше ли, думает, улететь ему из столицы, пока голова цела! А Скороход и говорит ему; - Что ты, Коля, пригорюнился? Я тебе помогу. Не через три, а через два часа будет у тебя кольцо для царевны. Отвязал Скороход ногу от уха, сделал пару шагов и… очутился в тридевятом царстве. Раздобыл обручальное кольцо и повернул обратно. Шагнул раз, и захотелось ему вдруг отдохнуть немного. Прилег Скороход под тенистым дубом да и заснул глубоким сном. Ждёт Коля Скорохода. Два часа уже прошло, а его всё нет и нет. Встревожился он. "Пропал я", - думает. Увидел Слухало, что Коля ни живой, ни мёртвый сидит. Подошёл к нему и спрашивает: - Что с тобой? - Да вот, говорил Скороход, что воротится через два часа, а уже третий час на исходе. Пропала моя головушка! Приложил тогда Слухало ухо к земле и давай слушать. Послушал и говорит: - Не горюй, Коля. Спит он, такой-сякой, под дубом. Спит-храпит, носом посвистывает! - Что же мы теперь делать будем? - спрашивает Коля. - Как его разбудить? Тут Стрелок и говорит: - Не бойся, я его сейчас разбужу! Взял Стрелок ружьё, прицелился и пальнул прямо в дуб. Сбила пуля ветку. Упала она на Скорохода. Проснулся он, вскочил на ноги и руками всплеснул: - Как же это я так заспался? Шагнул раз - и очутился перед Колей. Взял Коля у него обручальное кольцо и побежал во дворец. - Вот тебе, царевна, колечко. Принёс я его вовремя. Удивились царь с царевной. Стали они опять думать и гадать, как погубить Колю. И придумали. Снова вызвал царь его во дворец и говорит: - Надо тебе, молодец, перед свадьбой в баню сходить: помыться да попариться. - Ладно, - сказал Коля. А царевна в это время велела слугам чугунную баню докрасна накалить. Подойти к ней нельзя, не то что мыться. А Слухало слышал, как царь с царевной договаривались погубить Колю, и рассказал товарищам. Повели слуги Колю в баню, а за ним Морозко со своей соломой пошёл. Подходят они к бане, а из двери прямо огнём пышет, от жара дух захватывает. Подскочили слуги, втолкнули Колю и Морозку в баню и дверь заложили. Но Морозко раскинул солому, и в бане вмиг сделалось так холодно, что даже стены покрылись инеем. Прошёл час-другой. Кликнул царь своих слуг: - Ступайте в баню, поглядите, что там делается. Наверно, от жениха с мужиком только зола осталась. Пошли слуги в баню, отворили дверь. А Коля сидит на печи и говорит: - Плохая у царя банька! Так холодно, будто никогда её не топили. Замёрзли мы совсем! Побежали слуги к царю и рассказали про это чудо. Удивились царь с царевной, и снова принялись думать и гадать, как им Колю со свету сжить. Решили они силой отобрать у него летучий корабль, а самого в темницу бросить и уморить голодом. Вызвал царь генералов, приказал им собрать свои полки и взять Колю в плен. А Слухало, конечно, всё это услышал и рассказал товарищам. Испугался Коля - никогда он не воевал и войны не видал. Решил он сесть на свой корабль и улететь подальше от этого ненавистного царства. Но тут подошёл к нему мужик с вязанкой дров и говорит: - Чего ты, Коля, испугался? Я тебе помогу с царским войском справиться. А в это время царские полки вышли на площадь и окружили летучий корабль. Снял мужик свою вязанку с плеч и начал бросать полешки во все стороны. Появилось перед царскими полками непобедимое войско - и пехота, и кавалерия, и артиллерия. Стоит войско и ждёт сигнала, чтобы войну начать. Подал Коля сигнал, и ударило волшебное войско по царским полкам. Не успели царь с царевной оглянуться, как все их солдаты разбежались кто куда, а сами они в плену оказались. Отправил Коля царя в ту самую баню, в которой его живьем сжечь хотели. Потом подошёл к царевне и говорит: - Не хочу я жениться на тебе. Хотели вы с царём погубить меня, да ничего не вышло. Помогли мне мои товарищи. И придётся тебе сейчас выбирать - либо уйти прочь из этого царства-государства, либо сидеть в чугунной бане со своим отцом, покуда не замёрзнете. Упала царевна перед Колей на колени и принялась молить его о прощении. Поклялась, что станет доброй, хорошей, упрашивала его жениться на ней. Но Коля не женился на царевне, а прогнал её вместе с царём прочь. Народ был этому очень рад, потому что Коля освободил его из-под власти злого царя. И никогда с той поры в этом государстве никакого царя не было.


4. Снеговик

Снеговик Снеговичок Так и хрустит во мне! Славный морозец! - сказал снеговик. - Ветер-то, ветер-то так и кусает! Просто любо! А ты что таращишься, пучеглазое? - Это он про солнце говорил, которое как раз заходило. - Впрочем, валяй, валяй! Я и не моргну! Устоим! Вместо глаз у него торчали два осколка кровельной черепицы, вместо рта красовался обломок старых граблей; значит, он был и с зубами. На свет он появился под радостные "ура" мальчишек, под звон бубенчиков, скрип полозьев и щелканье извозчичьих кнутов. Солнце зашло, и на голубое небо выплыла луна, полная, ясная! - Ишь, с другой стороны ползет! - сказал снеговик. Он думал, что это опять солнце показалось. - Я все-таки отучил его пялить на меня глаза! Пусть себе висит и светит потихоньку, чтобы мне было видно себя!.. Ах, как бы мне ухитриться как-нибудь сдвинуться! Так бы и побежал туда на лед покататься, как давеча мальчишки! Беда - не могу сдвинуться с места! - Вон! Вон! - залаял старый цепной пес; он немножко охрип - ведь когда-то он был комнатною собачкой и лежал у печки. - Солнце выучит тебя двигаться! Я видел, что было в прошлом году с таким, как ты, и в позапрошлом тоже! Вон! Вон! Все убрались вон! - О чем ты толкуешь, дружище? - сказал снеговик. - Вон та пучеглазая выучит меня двигаться? - Снеговик говорил про луну. - Она сама-то удрала от меня давеча; я так пристально посмотрел на нее в упор! А теперь вон опять выползла с другой стороны! - Много ты мыслишь! - сказал цепной пес. - Ну да, ведь тебя только что вылепили! Та, что глядит теперь, луна, а то, что ушло, солнце; оно опять вернется завтра. Уж оно подвинет тебя - прямо в канаву! Погода переменится! Я чую - левая нога заныла! Переменится, переменится! - Не пойму я тебя что-то! - сказал снеговик. - А сдается, ты сулишь мне недоброе! То красноглазое, что зовут солнцем, тоже мне не друг, я уж чую! - Вон! Вон! - пролаяла цепная собака, три раза повернувшись вокруг самой себя и улеглась в своей конуре спать. Погода и в самом деле переменилась. К утру вся окрестность была окутана густым, тягучим туманом; потом подул резкий, леденящий ветер и затрещал мороз. А что за красота, когда взошло солнышко! Деревья и кусты в саду стояли все покрытые инеем, точно лес из белых кораллов! Все ветви словно оделись блестящими белыми цветочками! Мельчайшие разветвления, которых летом и не видно из-за густой листвы, теперь ясно вырисовывались тончайшим кружевным узором ослепительной белизны; от каждой ветви как будто лилось сияние! Плакучая береза, колеблемая ветром, казалось, ожила; длинные ветви ее с пушистою бахромой тихо шевелились - точь-в-точь как летом! Вот было великолепие! Встало солнышко... Ах, как все вдруг засверкало и загорелось крошечными, ослепительно-белыми огоньками! Все было точно осыпано алмазною пылью, а на снегу переливались крупные бриллианты! - Что за прелесть! - сказала молодая девушка, вышедшая в сад с молодым человеком. Они остановились как раз возле снеговика и смотрели на сверкающие деревья. - Летом такого великолепия не увидишь! - сказала она, вся сияя от удовольствия. - И такого молодца тоже! - сказал молодой человек, указывая на снеговика. - Он бесподобен! Молодая девушка засмеялась, кивнула головкой снеговику и пустилась с молодым человеком по снегу вприпрыжку, у них под ногами так и захрустело, точно они бежали по крахмалу. - Кто такие эти двое? - спросил снеговик цепную собаку. - Ты ведь живешь тут подольше меня; знаешь ты их? - Знаю! - сказала собака. - Она гладила меня, а он бросал косточки; таких я не кусаю. - А что же они из себя изображают? - спросил снеговик. - Паррочку! - сказала цепная собака. - Вот они поселятся в конуре и будут вместе глодать кости! Вон! Вон! - Ну, а значат они что-нибудь, как вот я да ты? - Да ведь они господа! - сказал пес. - Куда как мало смыслит тот, кто только вчера вылез на свет божий! Это я по тебе вижу! Вот я так богат и годами и знанием! Я всех, всех знаю здесь! да, я знавал времена получше!.. Не мерз тут в холоде на цепи! Вон! Вон! - Славный морозец! - сказал снеговик. - Ну, ну, рассказывай! Только не греми цепью, а то меня просто коробит! - Вон! Вон! - залаял цепной пес. - Я был щенком, крошечным хорошеньким щенком, и лежал на бархатных креслах там, в доме, лежал на коленях у знатных господ! Меня целовали в мордочку и вытирали лапки вышитыми платками! Звали меня Милкой, Крошкой!.. Потом я подрос, велик для них стал, м меня подарили ключнице, я попал в подвальный этаж. Ты можешь заглянуть туда; с твоего места отлично видно. Так вот, в той каморке я и зажил как барин! Там хоть и пониже было, да зато спокойнее, чем наверху: меня не таскали и не тискали дети. Ел я тоже не хуже, если не лучше! У меня была своя подушка, и еще там была печка, самая чудеснейшая вещь на свете в такие холода! Я даже уползал под нее!.. О, я и теперь еще мечтаю об этой печке! Вон! Вон! - Разве уж она так хороша, печка-то? - спросил снеговик. - Похожа она на меня? - Ничуть! Вот сказал тоже! Печка черна как уголь: у нее длинная шея и медное пузо! Она так и пожирает дрова, огонь пышет у нее изо рта! Рядом с нею, под нею - настоящее блаженство! ее видно в окно, погляди! Снеговик посмотрел и в самом деле увидал черную блестящую штуку с медным животом; в животе светился огонь. Снеговика вдруг охватило такое страшное желание, - в нем как-будто зашевелилось что-то... Что такое нашло на него, он и сам не знал и не понимал, хотя это понял бы всякий человек, если, разумеется, он не снеговик. - Зачем же ты ушел от нее? - спросил снеговик пса, он чувствовал, что печка - существо женского пола. - как ты мог уйти оттуда? - Пришлось поневоле! - сказал цепной пес. - Они вышвырнули меня и посадили на цепь. Я укусил за ногу младшего барчука - он хотел отнять у меня кость! "Кость за кость!" - думаю себе... А они осердились, и я оказался на цепи! Потерял голос... Слышишь, как я хриплю? Вон! Вон! Вот тебе и вся недолга! Снеговик уже не слушал; он не сводил глаз с подвального этажа, с каморки ключницы, где стояла на четырех ножках железная печка величиной с самого снеговика. - Во мне что-то странно шевелится! - сказал он. - Неужели я никогда не попаду туда? Это ведь такое невинное желание, отчего ж бы ему не сбыться! Это мое самое заветное, мое единственное желание! Где же справедливость, если оно не сбудется? Мне надо туда, туда к ней... Прижаться к ней во что бы то не стало, хоть бы разбить окно! - Туда тебе не попасть! - сказал цепной пес. - А если бы ты и добрался до печки, то тебе конец! Вон! Вон! - Мне уж и так конец подходит, того и гляди, свалюсь! Целый день снеговик стоял и смотрел в окно; в сумерки каморка выглядела еще приветливее; печка светила так мягко, как не светить ни солнцу, ни луне! Куда им! Так светит только печка, если брюшко у нее набито. Когда дверцу открыли, из печки метнулось пламя и заиграло ярким отблеском на белом лице снеговика. В груди у него тоже горело пламя. - Не выдержу! - сказал он. - Как мило она высовывает язык! Как это идет ей! Ночь была длинная, длинная, только не для снеговика; он весь погрузился в чудесные мечты, - они так и трещали в нем от мороза. К утру все окна подвального этажа покрылись прекрасным ледяным узором, цветами; лучших снеговик и желать не мог бы, но они скрыли печку! Мороз так и трещал, снег хрустел, снеговику радоваться да радоваться бы, так нет! Он тосковал о печке! Он был положительно болен. - Ну, это опасная болезнь для снеговика! - сказал пес. - Я тоже страдал этим, но поправился. Вон! Вон! Будет перемена погоды! И погода переменилась, началась оттепель. Зазвенела капель, а снеговик таял на глазах, но он не говорил ничего, не жаловался, а это плохой признак. В одно прекрасное утро он рухнул. На месте его торчало только что-то вроде железной согнутой палки; на ней-то мальчишки и укрепили его. - Ну, теперь я понимаю его тоску! - сказал цепной пес - У него внутри была кочерга! Вот что шевелилось в нем! Теперь все прошло! Вон! Вон! Скоро прошла и зима. - Вон! Вон! - лаял цепной пес, а девочки на улице пели: Цветочек лесной, поскорей распускайся! Ты, вербочка, мягким пушком одевайся! Кукушки, скворцы, прилетайте, Весну нам красну воспевайте! И мы вам подтянем: ай, люли-люли, Деньки наши красные снова пришли! О снеговике же и думать забыли!


5. Маленькие человечки

Маленькие человечки Один сапожник так обеднел, что у него не осталось ничего, кроме куска кожи на одну только пару сапог. Ну вот, скроил он вечером эти сапоги и решил на следующее утро приняться за шитьё. А так как совесть у него была чиста, он спокойно улёгся в постель и заснул сладким сном. Утром, когда сапожник хотел взяться за работу, он увидел, что оба сапога стоят совершенно готовые на его столе. Сапожник очень удивился и не знал, что об этом и думать. Он стал внимательно разглядывать сапоги. Они были так чисто сделаны, что сапожник не нашел ни одного неровного стежка. Это было настоящее чудо сапожного мастерства! Вскоре явился покупатель. Сапоги ему очень понравились, и он заплатил за них больше, чем обычно. Теперь сапожник мог купить кожи на две пары сапог. Он скроил их вечером и хотел на следующее утро со свежими силами приняться за работу. Но ему не пришлось этого делать: когда он встал, сапоги были уже готовы. Покупатели опять не заставили себя ждать и дали ему так много денег, что он закупил кожи уже на четыре пары сапог. Утром он нашёл и эти четыре пары готовыми. Так с тех пор и повелось: что он с вечера скроит, то к утру готово. И вскоре сапожник снова стал зажиточным человеком. Однажды вечером, незадолго до Нового года, когда сапожник опять накроил сапог, он сказал своей жене: - А что, если мы в эту ночь не ляжем спать и посмотрим, кто это нам так хорошо помогает? Жена обрадовалась. Она убавила свет, оба они спрятались в углу за висевшим там платьем и стали ждать, что будет. Наступила полночь, и вдруг появились два маленьких голых человечка. Они сели за сапожный стол, взяли скроенные сапоги и принялись так ловко и быстро колоть, шить, приколачивать своими маленькими ручками, что удивлённый сапожник не мог от них глаз отвести. Человечки работали без устали до тех пор, пока не сшили все сапоги. Тогда они вскочили и убежали. На другое утро жена сапожника сказала: - Эти маленькие человечки сделали нас богатыми, и мы должны отблагодарить их. У них нет никакой одежды, и они, наверно, зябнут. Знаешь что? Я хочу сшить им рубашечки, кафтанчики, штанишки и связать каждому из них по паре чулок. Сделай и ты им по паре башмачков. - С удовольствием,- ответил муж. Вечером, когда всё было готово, они положили на стол вместо скроенных сапог свои подарки. А сами спрятались, чтобы увидеть, что станут делать человечки. В полночь человечки появились и хотели взяться за работу. Но вместо кожи для сапог они увидели приготовленные для них подарки. Человечки сначала удивились, а потом очень обрадовались. Они сейчас же оделись, расправили на себе свои красивые кафтанчики и запели: - Что мы за красавчики! Любо взглянуть. Славно поработали- Можно отдохнуть. Потом они стали скакать, плясать, перепрыгивать через стулья и скамейки. И наконец, приплясывая, выскочили за дверь. С тех пор они больше не появлялись. Но сапожник жил хорошо до самой своей смерти.


6. Марья Морьевна

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич;


7. Золотой петушок

Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. Смолоду был грозен он И соседям то и дело Наносил обиды смело; Но под старость захотел Отдохнуть от ратных дел И покой себе устроить. Тут соседи беспокоить Стали старого царя, Страшный вред ему творя. Чтоб концы своих владений Охранять от нападений, Должен был он содержать Многочисленную рать. Воеводы не дремали, Но никак не успевали. Ждут, бывало, с юга, глядь, - Ан с востока лезет рать! Справят здесь, - лихие гости Идут от моря... Со злости Инда плакал царь Дадон, Инда забывал и сон. Что и жизнь в такой тревоге! Вот он с просьбой о помоге Обратился к мудрецу, Звездочёту и скопцу. Шлёт за ним гонца с поклоном. Вот мудрец перед Дадоном Стал и вынул из мешка Золотого петушка. “Посади ты эту, птицу, - Молвил он царю,- на спицу; Петушок мой золотой Будет верный сторож твой: Коль кругом всё будет мирно, Так сидеть он будет смирно; Но лишь чуть со стороны Ожидать тебе войны, Иль набега силы бранной, Иль другой беды незваной Вмиг тогда мой петушок Приподымет гребешок, Закричит и встрепенётся И в то место обернётся”. Царь скопца благодарит, Горы золота сулит. “За такое одолженье, - Говорит он в восхищенье, - Волю первую твою Я исполню, как мою”. Петушок с высокой спицы Стал стеречь его границы. Чуть опасность где видна, Верный сторож как со сна Шевельнётся, встрепенётся, К той сторонке обернётся И кричит: “Кири-ку-ку. Царствуй, лёжа на боку!” И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон! Год, другой проходит мирно; Петушок сидит всё смирно. Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробуждён: “Царь ты наш! отец народа! - Возглашает воевода. - Государь! проснись! беда!” - “Что такое, господа? - Говорит Дадон, зевая, - А?.. Кто там?.. беда какая?” Воевода говорит: “Петушок опять кричит; Страх и шум во всей столице”. Царь к окошку, - ан на спице, Видит, бьётся петушок, Обратившись на восток. Медлить нечего: “Скорее! Люди, на конь! Эй, живее!” Царь к востоку войско шлёт, Старший сын его ведёт. Петушок угомонился, Шум утих, и царь забылся. Вот проходит восемь дней, А от войска нет вестей; Было ль, не было ль сраженья, - Нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять; Кличет царь другую рать; Сына он теперь меньшого Шлёт на выручку большого. Петушок опять утих. Снова вести нет от них! Снова восемь дней проходят; Люди в страхе дни проводят; Петушок кричит опять; Царь скликает третью рать И ведёт её к востоку, - Сам, не зная, быть ли проку. Войска идут день и ночь; Им становится невмочь. Ни побоища, ни стана, Ни надгробного кургана Не встречает царь Дадон. “Что за чудо?” - мыслит он. Вот осьмой уж день проходит, Войско в горы царь приводит И промеж высоких гор Видит шёлковый шатёр. Всё в безмолвии чудесном Вкруг шатра; в ущелье тесном Рать побитая лежит. Царь Дадон к шатру спешит... Что за страшная картина! Перед ним его два сына Без шеломов и без лат Оба мёртвые лежат, Меч вонзивши друг во друга. Бродят кони их средь луга По притоптанной траве, По кровавой мураве... Царь завыл: “Ох, дети, дети! Горе мне! попались в сети Оба наши сокола! Горе! смерть моя пришла”. Все завыли за Дадоном, Застонала тяжким стоном Глубь долин, и сердце гор Потряслося. Вдруг шатёр Распахнулся... и девица, Шамаханская царица, Вся сияя как заря, Тихо встретила царя. Как пред солнцем птица ночи, Царь умолк, ей глядя в очи, И забыл он перед ней Смерть обоих сыновей. И она перед Дадоном Улыбнулась - и с поклоном Его за руку взяла И в шатёр свой увела. Там за стол его сажала, Всяким яством угощала; Уложила отдыхать На парчовую кровать, И потом, неделю ровно, Покорясь ей безусловно, Околдован, восхищён, Пировал у ней Дадон. Наконец и в путь обратный Со своею силой ратной И с девицей молодой Царь отправился домой. Перед ним молва бежала, Быль и небыль разглашала. Под столицей, близ ворот, С шумом встретил их народ, - Все бегут за колесницей, За Дадоном и царицей; Всех приветствует Дадон... Вдруг в толпе увидел он, В сарачинской шапке белой, Весь как лебедь поседелый, Старый друг его, скопец. “А! здорово, мой отец, - Молвил царь ему, - что скажешь? Подь поближе! Что прикажешь?” - - Царь! - ответствует мудрец, - Разочтёмся наконец, Помнишь? за мою услугу Обещался мне, как другу, Волю первую мою Ты исполнить, как свою. Подари ж ты мне девицу. - Шамаханскую царицу... - Крайне царь был изумлён. “Что ты? - старцу молвил он, - Или бес в тебя ввернулся? Или ты с ума рехнулся? Что ты в голову забрал? Я, конечно, обещал, Но всему же есть граница! И зачем тебе девица? Полно, знаешь ли, кто я? Попроси ты от меня Хоть казну, хоть чин боярский, Хоть коня с конюшни царской, Хоть полцарства моего”. - Не хочу я ничего! Подари ты мне девицу, Шамаханскую царицу, - Говорит мудрец в ответ. Плюнул царь: “Так лих же: нет! Ничего ты не получишь. Сам себя ты, грешник, мучишь; Убирайся, цел пока; Оттащите старика!” Старичок хотел заспорить, Но с иным накладно вздорить; Царь хватил его жезлом По лбу; тот упал ничком, Да и дух вон. - Вся столица Содрогнулась; а девица - Хи-хи-хи! да ха-ха-ха! Не боится, знать, греха. Царь, хоть был встревожен сильно, Усмехнулся ей умильно. Вот - въезжает в город он... Вдруг раздался лёгкий звон, И в глазах у всей столицы Петушок спорхнул со спицы; К колеснице полетел И царю на темя сел, Встрепенулся, клюнул в темя И взвился... и в то же время С колесницы пал Дадон - Охнул раз, - и умер он. А царица вдруг пропала, Будто вовсе не бывало. Сказка ложь, да в ней намёк! Добрым молодцам урок.


8. Ослиная шкура

Ослиная шкура Жил однажды богатый и могущественный король. Золота и солдат у него было столько, сколько ни один другой король даже во сне не видел. Жена его была самой красивой и умной женщиной на свете. Король с королевой жили дружно и счастливо, но часто горевали, что у них нет детей. Наконец они решили взять какую-нибудь девушку и воспитывать ее как родную дочь. Случай скоро представился. Один близкий друг короля умер, и после него осталась его дочь, молодая принцесса. Король с королевой тотчас перевезли ее к себе во дворец. Девушка росла и с каждым днем становилась все красивее и красивее. Это радовало короля с королевой, и, смотря на свою воспитанницу, они забыли о том, что у них нет своих детей. Однажды королева опасно заболела. День ото дня ей становилось все хуже и хуже. Король дни и ночи не отходил от постели своей жены. А она все слабела и слабела, и доктора в один голос сказали, что королева уже не встанет с постели. Вскоре это поняла и сама королева. Чувствуя приближение смерти, она подозвала короля и сказала ему слабым голосом: — Я знаю, что скоро умру. Перед смертью я хочу попросить вас только об одном: если вы вздумаете жениться во второй раз, то женитесь только на той женщине, которая будет красивее и лучше меня. Король, громко рыдая, обещал королеве исполнить ее желание, и она умерла. Похоронив жену, король не находил себе места от горя, ничего не ел и не пил и так постарел, что все его министры приходили в ужас от такой перемены. Однажды, когда король, вздыхая и плача, сидел в своей комнате, к нему явились министры и стали просить его, чтобы он перестал горевать и поскорее женился. Но король даже и слышать не хотел об этом. Однако министры не отставали от него и уверяли, что королю непременно следует жениться. Но сколько министры ни старались, их уговоры не убедили короля. Наконец они так надоели ему своими приставаниями, что однажды король сказал им: — Я обещал покойной королеве жениться во второй раз, если найду женщину, которая будет красивее и лучше ее, но такой женщины нет во всем свете. Поэтому я никогда не женюсь. Министры обрадовались, что король хоть немного сдался, и стали каждый день показывать ему портреты самых замечательных красавиц, чтобы по этим портретам король выбрал себе жену, но король говорил, что умершая королева была лучше, и министры уходили ни с чем. Наконец самый главный министр пришел однажды к королю и сказал ему: — Король! Неужели ваша воспитанница кажется вам и по уму и по красоте хуже покойной королевы? Она так умна и красива, что лучшей жены вам не найти! Женитесь на ней! Королю показалось, что его молодая воспитанница-принцесса и в самом деле лучше и красивее королевы, и, не отказываясь более, он согласился жениться на воспитаннице. Министры и все придворные были довольны, но принцессе это показалось ужасным. Ей вовсе не хотелось стать женой старого короля. Однако король не слушал ее возражений и приказал ей как можно скорее готовиться к свадьбе. Молодая принцесса была в отчаянии. Она не знала, что ей делать. Наконец она вспомнила о волшебнице Сирени, своей тетке, и решила посоветоваться с ней. В ту же ночь она отправилась к волшебнице в золотой коляске, запряженной большим старым бараном, который знал все дороги. Волшебница внимательно выслушала рассказ принцессы. — Если ты будешь в точности исполнять все, что я прикажу тебе, — сказала она, — ничего плохого не случится. Прежде всего потребуй у короля платье, голубое, как небо. Такого платья он не сможет тебе достать. Принцесса поблагодарила волшебницу за совет и вернулась домой. На следующее утро она сказала королю, что до тех пор не согласится выйти на него замуж, пока не получит от него платья, голубого, как небо. Король немедленно созвал самых лучших мастеров и приказал им сшить платье, голубое, как небо. — Если же вы не угодите принцессе, — прибавил он, — я прикажу повесить вас всех. На другой же день мастера принесли заказанное платье, и в сравнении с ним сам голубой небесный свод, окруженный золотыми облаками, показался не таким красивым. Получив платье, принцесса не столько обрадовалась, сколько испугалась. Она опять поехала к волшебнице и спросила, что ей теперь делать. Волшебница была очень раздосадована, что замысел ее не удался, и велела принцессе потребовать у короля платье лунного цвета. Король не мог ни в чем отказать принцессе. Он послал за самыми искусными мастерами, какие только были в королевстве, и таким грозным голосом отдал им приказание, что не прошло и суток, как мастера уже принесли платье. При виде этого прекрасного наряда принцесса загоревала еще сильнее. Волшебница Сирень явилась к принцессе и, узнав о второй неудаче, сказала ей: — И в тот и в другой раз королю удалось исполнить твою просьбу. Посмотрим-ка, удастся ли ему сделать это теперь, когда ты потребуешь у него платье, блестящее, как солнце. Едва ли ему удастся достать такое платье. Во всяком случае, мы выиграем время. Принцесса согласилась и потребовала от короля такое платье. Король без раздумья отдал все бриллианты и рубины из своей короны, лишь бы платье блестело, как солнце. Поэтому, когда платье принесли и развернули, все сейчас же зажмурили глаза: оно и вправду блестело, как настоящее солнце. Не радовалась одна принцесса. Она ушла в свою комнату, сказав, что у нее от блеска разболелись глаза, и принялась там горько плакать. Волшебница Сирень была очень опечалена тем, что все ее советы ни к чему не привели. — Ну, теперь, дитя мое, — сказала она принцессе, — потребуй у короля шкуру его любимого осла. Ее-то уж он наверняка не даст тебе! А надо сказать, что осел, шкуру которого волшебница велела потребовать у короля, был не обыкновенный осел. Каждое утро он вместо навоза покрывал свою подстилку блестящими золотыми монетами. Понятно, почему король так любил и берег этого осла. Принцесса обрадовалась. Она была уверена, что король ни за что не согласится убить осла. Она весело побежала к королю и потребовала ослиную шкуру. Король хотя и удивился такому странному требованию, но, не раздумывая, исполнил его. Осла убили и шкуру его торжественно принесли принцессе. Теперь-то уж она совсем не знала, что ей делать. Но тут к ней явилась волшебница Сирень. — Не горюй так сильно, милая! — сказала она. — Может быть, все к лучшему. Завернись в ослиную шкуру и поскорее уходи из дворца. С собой ты ничего не бери: сундук с твоими платьями будет следовать за тобой под землей. Вот тебе моя волшебная палочка. Когда тебе понадобится сундук, ударь палочкой по земле, и он явится перед тобой. Но уходи скорее, не медли. Принцесса поцеловала волшебницу, натянула на себя мерзкую ослиную шкуру, вымазала лицо сажей, чтобы ее никто не узнал, и вышла из дворца. Исчезновение принцессы произвело большой переполох. Король разослал в погоню за принцессой тысячу всадников и множество пеших стрелков. Но волшебница сделала принцессу невидимой для глаз королевских слуг. Поэтому королю пришлось отказаться от напрасных поисков. А принцесса между тем шла путем-дорогою. Она заходила во многие дома и просила взять ее хоть служанкою. Но никто не хотел брать принцессу к себе, потому что в ослиной шкуре она казалась необыкновенно безобразной. Наконец она дошла до какого-то большого дома. Хозяйка этого дома согласилась принять бедную принцессу к себе в работницы. Принцесса поблагодарила хозяйку и спросила, что она должна делать. Хозяйка велела ей стирать белье, смотреть за индюшками, пасти овец и чистить свиные корыта. Принцессу поместили на кухне. С первого же дня прислуга стала над ней грубо насмехаться. Однако понемногу к ней привыкли. К тому же работала она очень усердно, и хозяйка не позволяла ее обижать. Однажды, сидя на берегу ручья, принцесса посмотрела в воду, как в зеркало. Взглянув на себя в мерзкой ослиной шкуре, она испугалась. Принцессе стало стыдно, что она такая грязная, и, быстро скинув ослиную шкуру, она выкупалась в ручье. Но когда она возвращалась домой, ей опять пришлось напялить на себя противную шкуру. К счастью, на следующий день был праздник и принцессу не заставляли работать. Она воспользовалась этим и решила нарядиться в одно из своих богатых платьев. Принцесса ударила по земле волшебной палочкой, и сундук с нарядами явился перед ней. Принцесса достала голубое платье, которое получила от короля, ушла в свою комнатушку и стала наряжаться. Она посмотрела на себя в зеркало, полюбовалась чудесным нарядом и с тех пор каждый праздник наряжалась в свои богатые платья. Но, кроме овец да индюшек, никто об этом не знал. Все видели ее в гадкой ослиной шкуре и прозвали ее — Ослиная Шкура. Случилось как-то, молодой королевич возвращался с охоты и заехал отдохнуть в дом, где Ослиная Шкура жила в работницах. Он отдохнул немного, а потом принялся бродить по дому и по двору. Случайно он забрел в темный коридор. В конце коридора находилась запертая дверь. Королевич был очень любопытен, и ему захотелось узнать, кто живет за этой дверью. Он заглянул в щелку. Каково же было его удивление, когда он увидел в маленькой тесной комнатушке прекрасную нарядную принцессу! Он побежал к хозяйке узнать, кто живет в этой комнатушке. Ему сказали: там живет девчонка Ослиная Шкура, она вместо платья носит ослиную шкуру, до того грязную и засаленную, что никто не хочет ни смотреть на нее, ни говорить с нею. Взяли же Ослиную Шкуру в дом пасти овец да чистить свиные корыта. Больше королевич ничего не узнал. Он возвратился во дворец, но не мог забыть красавицу, которую случайно увидел в дверную щелку. Он жалел, что не зашел тогда в комнату и не познакомился с ней. Королевич дал себе слово в другой раз непременно сделать это. Думая беспрерывно о чудесной красавице, королевич тяжело заболел. Мать и отец его были в отчаянии. Они призвали докторов, но доктора ничего не могли сделать. Наконец они сказали королеве: наверное, ее сын заболел от какого-то большого горя. Королева стала расспрашивать сына, что с ним случилось, но он ничего не отвечал ей. Но, когда королева встала на колени и начала плакать, он сказал: — Я хочу, чтобы Ослиная Шкура испекла пирог и принесла его, как только он будет готов. Королева удивилась такому странному желанию. Она позвала придворных и спросила, кто такая эта Ослиная Шкура. — Ах, это гадкая грязнушка! — объяснил один придворный. — Она живет недалеко отсюда и пасет овец и индюшек. — Ну, кто бы ни была эта Ослиная Шкура, — сказала королева, — пусть она сейчас же испечет пирог для королевича! Придворные побежали к Ослиной Шкуре и передали ей приказание королевы, добавив, чтобы она исполнила его как можно лучше и быстрее. Принцесса заперлась в своей комнатушке, сбросила ослиную шкуру, вымыла лицо и руки, надела чистое платье и принялась готовить пирог. Муку она взяла самую лучшую, а масло и яйца самые свежие. Замешивая тесто, нарочно или нечаянно, она уронила с пальца колечко. Оно упало в тесто да там и осталось. А когда пирог испекся, принцесса напялила на себя противную шкуру, вышла из комнаты, подала пирог придворному и спросила его, идти ли ей с ним к королевичу. Но придворный даже не хотел отвечать ей и побежал с пирогом во дворец. Королевич выхватил пирог из рук придворного и принялся есть его так поспешно, что все доктора качали головами и разводили руками. — Мало хорошего предвещает такая стремительность! — говорили они. И правда, королевич ел пирог с такой жадностью, что чуть не подавился кольцом, которое оказалось в одном из кусков пирога. Но королевич быстро вынул колечко изо рта и после того стал кушать пирог уже не так поспешно. Он долго рассматривал колечко. Оно было такое маленькое, что могло прийтись впору только самому хорошенькому пальчику на свете. Королевич то и дело целовал колечко, потом спрятал его под подушку и доставал оттуда всякую минуту, когда думал, что на него никто не смотрит. Все это время он думал об Ослиной Шкуре, но вслух говорить о ней боялся. Поэтому болезнь его усиливалась, и доктора не знали, что и подумать. Наконец они объявили королеве, что сын ее болен от любви. Королева бросилась к сыну вместе с королем, который тоже был огорчен и расстроен. — Сын мой, — сказал опечаленный король, — назови нам девушку, которую ты любишь. Обещаем, что женим тебя на ней, будь она даже самая последняя служанка! Королева, обнимая сына, подтвердила обещание короля. Королевич, растроганный слезами и добротой своих родителей, сказал им: — Дорогие отец и мать! Я и сам не знаю, кто та девушка, которую я так горячо полюбил. Я женюсь на той, которой это колечко будет впору, кто бы она ни была. И он вынул из-под подушки колечко Ослиной Шкуры и показал его королю и королеве. Король с королевой взяли колечко, с любопытством рассмотрели его и, решив, что такое колечко может прийтись впору только самой прекрасной девушке, согласились с королевичем. Король приказал немедленно ударить в барабаны и разослать по всему городу скороходов, чтобы они созывали во дворец всех девушек примеривать колечко. Скороходы бегали по улицам и возглашали, что девушка, которой колечко придется впору, выйдет замуж за молодого королевича. Сначала во дворец явились принцессы, затем придворные дамы, но, сколько они ни старались сделать свои пальцы потоньше, ни одна не могла надеть колечка. Пришлось пригласить швеек. Они были хорошенькие, но пальцы их были слишком толсты и не пролезали в колечко. Наконец очередь дошла до служанок, но и их также постигла неудача. Все уже перемеряли кольцо. Никому оно не приходилось впору! Тогда королевич приказал призвать кухарок, судомоек, свинопасок. Их привели, но их огрубевшие от работы пальцы не могли пролезть в колечко дальше ногтя. — А приводили эту Ослиную Шкуру, которая недавно испекла пирог? — спросил королевич. Придворные захохотали и ответили ему: — Ослиную Шкуру не позвали во дворец, потому что она слишком грязная и противная. — Сейчас же послать за нею! — приказал королевич. Тогда придворные, посмеиваясь втихомолку, побежали за Ослиной Шкурой. Принцесса слышала бой барабанов и возгласы скороходов и догадалась, что всю эту суматоху подняло ее колечко. Она очень обрадовалась, когда увидала, что идут за ней. Она поскорее причесалась и нарядилась в платье лунного цвета. Как только принцесса услыхала, что стучатся в дверь и зовут ее к королевичу, она поспешно накинула поверх платья ослиную шкуру и отворила дверь. Придворные с насмешками объявили Ослиной Шкуре, что король хочет женить на ней своего сына, и повели ее во дворец. Удивленный необычным видом Ослиной Шкуры, королевич не мог поверить, что это та самая девушка, которую он видел такой прекрасной и нарядной сквозь дверную щелку. Опечаленный и смущенный, королевич спросил ее: — Это вы живете в конце темного коридора, в том большом доме, куда я недавно заезжал с охоты? — Да, — отвечала она. — Покажите мне вашу руку, — продолжал королевич. Каково же было изумление короля и королевы и всех придворных, когда из-под черной, запачканной шкуры показалась маленькая нежная ручка и когда кольцо пришлось впору девушке. Тут принцесса сбросила с себя ослиную шкуру. Королевич, пораженный ее красотой, забыл о своей болезни и бросился к ее ногам, не помня себя от радости. Король и королева тоже стали обнимать ее и спрашивать, хочет ли она выйти замуж за их сына. Принцесса, смущенная всем этим, только было собралась что-то сказать, как вдруг потолок раскрылся, и в зал на колеснице из сиреневых цветов и веток спустилась волшебница Сирень и рассказала всем присутствующим историю принцессы. Король и королева, выслушав рассказ волшебницы, еще больше полюбили принцессу и сейчас же выдали ее замуж за своего сына. На свадьбу, съехались короли разных стран. Одни ехали в каретах, другие верхом, а самые дальние на слонах, на тиграх, на орлах. Свадьбу отпраздновали с роскошью и пышностью, какую только можно представить себе. Но королевич и его молодая жена мало внимания обращали на все это великолепие: они смотрели только друг на друга и только друг друга и видели.


9. Сказка Краденое солнце - Корней Иванович Чуковский

Сказка Краденое солнце - Корней Иванович Чуковский Краденое солнце Чуковского - одно из самых известных произведений автора. Взял как-то раз крокодил, да и проглотил солнышко. Темно вокруг стало и страшно бедным зверям. Как же вернуть солнышко назад? Крокодил такой страшный! Только если бесстрашный медведь вмешается и поможет… Сказка Краденое солнце скачать: Сказка Краденое солнце читать: Солнце по небу гуляло И за тучу забежало. Глянул заинька в окно, Стало заиньке темно. А сороки- Белобоки Поскакали по полям, Закричали журавлям: «Горе! Горе! Крокодил Солнце в небе проглотил!» Наступила темнота. Не ходи за ворота: Кто на улицу попал - Заблудился и пропал. Плачет серый воробей: «Выйди, солнышко, скорей! Нам без солнышка обидно - В поле зёрнышка не видно!» Плачут зайки На лужайке: Сбились, бедные, с пути, Им до дому не дойти. Только раки пучеглазые По земле во мраке лазают, Да в овраге за горою Волки бешеные воют. Рано-рано Два барана Застучали в ворота: Тра-та-та и тра-та-та! «Эй вы, звери, выходите, Крокодила победите, Чтобы жадный Крокодил Солнце в небо воротил!» Но мохнатые боятся: «Где нам с этаким сражаться! Он и грозен и зубаст, Он нам солнца не отдаст!» И бегут они к Медведю в берлогу: «Выходи-ка ты, Медведь, на подмогу. Полно лапу тебе, лодырю, сосать. Надо солнышко идти выручать!» Но Медведю воевать неохота: Ходит-ходит он, Медведь, круг болота, Он и плачет, Медведь, и ревёт, Медвежат он из болота зовёт: «Ой, куда вы, толстопятые, сгинули? На кого вы меня, старого, кинули?» А в болоте Медведица рыщет, Медвежат под корягами ищет: «Куда вы, куда вы пропали? Или в канаву упали? Или шальные собаки Вас разорвали во мраке?» Тут зайчиха выходила И Медведю говорила: «Стыдно старому реветь - Ты не заяц, а Медведь. Ты поди-ка, косолапый, Крокодила исцарапай, Разорви его на части, Вырви солнышко из пасти. И когда оно опять Будет на небе сиять, Малыши твои мохнатые, Медвежата толстопятые, Сами к дому прибегут: «Здравствуй, дедушка, мы тут!» И встал Медведь, Зарычал Медведь, И к Большой Реке Побежал Медведь. А в Большой Реке Крокодил Лежит, И в зубах его Не огонь горит,- Солнце красное, Солнце краденое. Подошёл Медведь тихонько, Толканул его легонько: «Говорю тебе, злодей, Выплюнь солнышко скорей! А не то, гляди, поймаю, Пополам переломаю,- Будешь ты, невежа, знать Наше солнце воровать! Пропадает целый свет, А тебе и горя нет!» Но бессовестный смеётся Так, что дерево трясётся: «Если только захочу, И луну я проглочу!» Не стерпел Медведь, Заревел Медведь, И на злого врага Налетел Медведь. Уж он мял его И ломал его: «Подавай сюда Наше солнышко!» Испугался Крокодил, Завопил, заголосил, А из пасти Из зубастой Солнце вывалилось, В небо выкатилось! Побежало по кустам, По берёзовым листам. Здравствуй, солнце золотое! Здравствуй, небо голубое! Стали пташки щебетать, За букашками летать. Стали зайки На лужайке Кувыркаться и скакать. И глядите: медвежата, Как весёлые котята, Прямо к дедушке мохнатому, Толстопятые, бегут: «Здравствуй, дедушка, мы тут!» Рады зайчики и белочки, Рады мальчики и девочки, Обнимают и целуют косолапого: «Ну, спасибо тебе, дедушка, за солнышко!


10. Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово

— Расскажи, Натка, сказку, — попросила синеглазая девчурка и виновато улыбнулась.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
Обсудить на форуме




Подбор причесок